Загрузка
БАНКРОТСТВО

Решение суда по спору о взыскании убытков с руководства банка

Один из крупных споров в банкротстве, сопровождали который три юриста ООО «ЮК Антанта», завершился в 2016 году. Судебный акт первой инстанции вынесен в пользу наших доверителей. Речь о взыскании убытков с правления банка в размере 2 200 000 000 руб., истец ГК «Агентство по страхованию вкладов». Нет смысла скрывать, что апелляционная инстанция данное определение отменила и взыскала с наших доверителей убытки, а кассационная — оставила это постановление в силе. Между тем, мы считаем подход апелляционного суда политизированным и необъективным, а данное определение справедливым и показательным. Несмотря на отмену судебного акта первой инстанции, его наличие существенно помогло бывшим руководителям банка при дальнейших проверках правоохранительных органов.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва
Дело № А40-12657/09
17 июля 2015г.
Арбитражный суд города Москвы в составе: председательствующего — судьи Сафроновой А.А. (шифр судьи 36(18)-31Б), при ведении протокола секретарем судебного заседания Лосевой Е.Е., рассмотрев дело по заявлению Банка России о признании несостоятельным (банкротом) АКБ «МЗБ» (ЗАО),
в судебном заседании приняли участие: Татаринов Б.А. (паспорт), представитель Татаринова Б.А.: Суханов Д.В. (паспорт, доверенность № 77 АБ 2113204 от 18.04.14), представитель Нарбекова К.Б.: Суханов Д.В. (паспорт, доверенность № 77 АБ 2965413 от 18.04.14), представитель Дудоровой Е.А.: Андрианов С.В. (паспорт, доверенность № 77 АБ 3072182 от 28.05.14), представитель конкурсного управляющего Салов А.В. (паспорт, доверенность № 1614 от 12.12.14),
УСТАНОВИЛ:
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 20.03.2009 г. АКБ «МЗБ» (ЗАО) признан несостоятельным (банкротом), в отношении Банка открыто конкурсное производство, функции конкурсного управляющего возложены на ГК «Агентство по страхованию вкладов». Определением Арбитражного суда г. Москвы от 05.12.2014г. прекращено производство по делу № А40-12657/09 о взыскании убытков в части требований к Воробьевой И.П., Дюдину В.В., Середе А.В., Сурженко С.А. В судебном заседании рассматривалось исковое заявление конкурсного управляющего АКБ «МЗБ» (ЗАО) – ГК АСВ о возмещении убытков к Дудоровой Е.А., Нарбекову К.Б., Татаринову Б.А. В судебном заседании 29.06.2015г. был объявлен перерыв до 03.07.2015г. до 16 час. 45 мин., что отражено в протоколе судебного заседания.
Представитель конкурсного управляющего поддержал заявленные требования, просил взыскать с Дудоровой Е.А., Нарбекова К.Б., Татаринова Б.А. убытки в размере 2 251 459 000 руб.
Представитель Дудоровой Е.А. возражал против удовлетворения заявления конкурсного управляющего по доводам, изложенным в письменных пояснениях.
Представитель Татаринова Б.А., Нарбекова К.Б. возражал по заявленным конкурсным управляющим требованиям, считает доводы заявления необоснованными, просил отказать в удовлетворении заявления.
Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, оценив доказательства в их совокупности, приходит к следующим выводам.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 20.03.2009 г. АКБ «МЗБ» (ЗАО) признан несостоятельным (банкротом), в отношении Банка открыто конкурсное производство, функции конкурсного управляющего возложены на ГК «Агентство по страхованию вкладов».
20.03.2014г. конкурсный управляющий должника обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о возмещении убытков к Воробьевой И.П., Дюдину В.В., Середе А.В., Сурженко С.А., Дудоровой Е.А., Нарбекову К.Б., Татаринову Б.А., которое определением от 27.03.2014г. было принято судом для рассмотрения в рамках дела о банкротстве АКБ «МЗБ» (ЗАО). В обоснование заявленных требований заявитель указал, что представленные им доказательства подтверждают вывод о том, что сведения о заемщиках, имевшиеся в кредитных досье Банка и полученные после отзыва лицензии, свидетельствуют о заведомой невозможности исполнения заемщиками обязательств по ссудам, то есть, уже на момент заключения кредитных договоров организации — заемщики находились не в состоянии осуществить погашение по представленным им ссудам. Конкурсный управляющий также указал, что основанием для выдачи указанным заемщикам денежных средств в силу ст. 819 ГК РФ послужили кредитные договоры, решения о заключении которых принимались ответчиками. Следовательно, по мнению истца, причиной убытков, причиненных Банку, явились решения ответчиков о выдаче кредитов неплатежеспособным организациям.
Правовая позиция заявителя основана на нормах ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», в соответствии с которыми члены Совета директоров, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно управляющая организация или управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием). В своем заявлении конкурсный управляющий указал, что противоправность поведения и вина ответчиков — членов Правления Банка в причинении Банку убытков заключается в принятии ими решений о выдаче кредитов заведомо неплатежеспособным заемщикам. В подтверждение своих доводов заявитель ссылался на протоколы заседаний Правления Банка, содержащие информацию о принятии Правлением решений о выдаче кредитов, указанных в заявлении, а также на выписки из протоколов заседаний кредитного комитета, принявшего решения о выдаче спорных кредитов. Определением Арбитражного суда г. Москвы от 29 октября 2014г. исключены из числа доказательств по делу №А40-12657/09 по заявлению конкурсного управляющего АКБ «МЗБ» (ЗАО) о взыскании убытков следующие документы: протоколы б/н заседания Правления Банка АКБ «МЗБ» (ЗАО) от 17.07.2008 г., от 15.05.2008 г., от 29.05.2008 г., от 29.08.2008 г., от 19.02.2008 г., от 10.04.2008 г., от 10.04.2008 г., от 09.09.2008 г., от 29.05.2008 г., от 15.05.2008 г., от 11.08.2008 г., от 10.04.2008 г., от 03.04.2008 г., от 03.04.2008 г., от 29.05.2008 г. При этом суд пришел к выводу о том, что ответчики: Воробьева И.П., Дюдин В.В., Середа А.В., Сурженко С.А. не участвовали в этих собраниях и не принимали решения о выдаче спорных кредитов. Как усматривается из материалов дела и пояснений конкурсного управляющего, в результате исключения судом из числа доказательств протоколов Правления АКБ «МЗБ» (ЗАО) количество ответчиков, привлекаемых конкурсным управляющим к возмещению убытков, изменяется. Также частично изменяются доказательства, на основании которых конкурсный управляющий обосновывал свои требования, в связи с чем, им были уточнены исковые требования. Из принятых судом уточнений конкурсного управляющего своих требований следует, что заявленные требования о взыскании убытков предъявлены к Нарбекову К.Б., Дудоровой Е.А., Татаринову Б.А. Именно этих лиц конкурсный управляющий считает ответчиками. Определением Арбитражного суда г. Москвы от 05.12.2014г. в части требований о взыскании убытков к Воробьевой И.П., Дюдину В.В., Середе А.В., Сурженко С.А. производство прекращено. Как усматривается из заявления конкурсного управляющего, он полагает, что, вина ответчиков в причинении АКБ «МЗБ» (ЗАО) убытков состоит в том, что осуществляя функции исполнительных органов Банка, то есть лиц, обязанных действовать добросовестно и разумно, обеспечить выполнение Банком требований законодательства, в том числе Положения Банка России №254-П от 26.03.2004г., Положения №262-П от 19.08.2014г., они, действуя недобросовестно либо неразумно (не проявив требуемую от них степень заботливости и осмотрительности), в нарушение указанных нормативных правовых актов, не предприняв никаких мер по организации проведения комплексного и объективного анализа деятельности заемщиков, их идентификации и обеспечению возврата денежных средств, не имея достаточной и объективной информации о заемщиках, приняли решение о выдаче кредитов заведомо неплатежеспособным заемщикам, причинив тем самым АКБ «МЗБ» (ЗАО) убытки в размере 2 251 459 000 руб.
Так, в период с 21.03.2008г. по 23.09.2008г. Банком в лице Нарбекова К.Б. заключены 24 кредитных договора с 18 заемщиками. Предоставление 12 из указанных кредитов одобрено Правлением Банка. В соответствии с п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
В соответствии с п. 1, ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ) каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности, ее применение возможно лишь при наличии условий, предусмотренных законом. Исходя из ст. 15 ГК РФ, лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков, должно доказать наступление вреда, противоправность действий причинителя вреда, причинно- следственную связь между виновными (противоправными) действиями причинителя вреда и фактом причинения вреда, а также размер вреда, подтвержденный документально. Требование о взыскании убытков может быть удовлетворено только при установлении совокупности всех указанных элементов ответственности. Недоказанность одного из необходимых оснований возмещения убытков исключает возможность удовлетворения исковых требований.
В соответствии с п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно; оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. По смыслу статьи 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах) для наступления ответственности члена коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) необходимо наличие убытков, противоправности поведения причинителя вреда, причинной связи между противоправностью поведения и наступлением убытков, а также вины причинителя вреда.
В соответствии с п. 2 ст. 71 Закона об акционерных обществах, члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и управляющая организация или управляющий, несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами.
Так, наличие виновных действий лица, с которого взыскивают убытки, является обязательным условием для взыскания убытков. При определении оснований и размера ответственности члена коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. В своем заявлении конкурсный управляющий указывает, что вина ответчиков выразилась в недобросовестных (одобрение выдачи кредитов заведомо неплатежеспособным заемщикам), неразумных (неосуществление поиска и проверки информации при принятии решений о выдаче кредитов), неправомерных (нарушение нормативных предписаний Банка России) действиях.
Пунктами 1, 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июля 2013 года N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» разъяснено, что поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска, имея в виду, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.). Неразумными действиями считается неосуществление мер до принятия решения, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации. В обоснование противоправности действий и вины ответчиков при заключении кредитных договоров конкурсный управляющий указывает, что ответчики, являясь членами коллегиального исполнительного органа общества — Правления банка, одобряли принятие решений о предоставлении заведомо невозвратных кредитов, заемщики не вели хозяйственной деятельности, сопоставимой с объемами кредитования, изначально не были способны исполнять обязательства по предоставленным ссудам.
Согласно п. 3.1 «Положения о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности» (утв. Банком России 26.03.2004 N 254-П), оценка кредитного риска по каждой выданной ссуде (профессиональное суждение) должна проводиться кредитной организацией на постоянной основе; профессиональное суждение выносится по результатам комплексного и объективного анализа деятельности заемщика с учетом его финансового положения, качества обслуживания заемщиком долга по ссуде, а также всей имеющейся в распоряжении кредитной организации информации о заемщике.
В п. 2.1 «Положение об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (утв. Банком России 19.08.2004 N 262-П) перечислены сведения (документы), которые должны быть получены кредитной организацией для идентификации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в том числе, для оценки риска по выдаваемым ссудам.
Согласно пп. 3.1.1. Положения N 254-П, вся информация о заемщике, включая информацию о рисках заемщика, фиксируется в досье заемщика. 5 Согласно материалам дела, досье всех спорных заемщиков (ООО «Технопрогресс», ООО «Олимпикс», ООО «Ридингтон», ООО «Интекс», ООО «Престиж», ООО «Октавиус», ООО «Партнер», ООО «Стройстиль», ООО «Спец Проект», ООО «Синтез», ООО «БИПЛАН»), содержит исчерпывающий пакет документов, в том числе: — опись документов, — заявление заемщика на предоставление кредита, — договор в обеспечение возврата ссуды, — технико-экономическое обоснование получения кредита, — хозяйственные договоры заемщика, — подтверждение целевого использования займов, — сформированную специалистами банка заявку на выдачу кредита, — аналитическое заключение специалистов кредитно-аналитического отдела, — несколько профессиональных суждений о категории качества ссудной задолженности, сформированных и подписанных сотрудниками отдела по обслуживанию корпоративных клиентов и отдела корпоративного кредитования, — анализ критериев для определения качества ссуды, — заключения юридического управления и группы экономической безопасности, — справки из других кредитных организаций об открытых счетах, об отсутствии задолженности заемщика, о его оборотах по счетам, — финансовую отчетность (заверенные заемщиками бухгалтерские балансы с расшифровками за несколько лет поквартально, налоговые декларации по налогу на прибыль и НДС, расшифровки основных средств, кредиторской и дебиторской задолженности), — полный комплект уставных документов заемщика, — платежные поручения о погашении процентов по кредитам либо кредитов частично до отзыва лицензии у банка.
Довод заявителя об отсутствии проверки банком юридических адресов заемщиков, что предусмотрено Положением N 262-П, опровергается материалами дела. Во всех кредитных досье содержатся документы (заключения) о выезде сотрудников банка по месту регистрации потенциального заемщика, о нахождении там единоличного исполнительного органа, либо подтверждающие достоверность адреса документы: договор аренды (субаренды), гарантийные письма, свидетельства арендодателей о праве на собственность. Так, кредитные досье содержат полный пакет документов, предусмотренный Положением N 254-П, Положением N 262-П. Согласно кредитным досье, на момент выдачи ссуд в 2008 г. заемщики являлись платежеспособными надлежаще исполняющими обязанности организациями, имели положительною кредитную историю, не обладали признаками фирм-«однодневок». Выводы о неблагонадежности заемщиков (довод о последующем исключении нескольких заемщиков из ЕГРЮЛ) заявитель сделал только в 2013-2014 гг. – то есть спустя 5-6 лет после заключения сделок.
Исходя из содержащихся в кредитном досье документов, на момент предоставления кредитов их выдача была обоснована. Надлежащих доказательств того, что на момент выдачи кредитов заемщики не вели хозяйственную деятельность и обладали признаками фирм-«однодневок» конкурсным управляющим не представлено. В соответствии с информацией, указанной в заявлении конкурсного управляющего, большинство заемщиков зарегистрированы по адресам массовой регистрации. Однако это не свидетельствует о том, что данные организации не вели хозяйственную деятельность. По вопросам массовой регистрации необходимо обращаться к собственнику здания, кто давал гарантийное письмо на регистрацию по своему адресу.
Указанное не является нарушением закона. На момент регистрации организаций понятие адреса «массовой регистрации» отсутствовало.
Проанализировав финансовую и управленческую деятельность кредитной организации, МГТУ ЦБ РФ в акте проверки АКБ «МЗБ» (ЗАО) от 12.12.2008 г., отметило, что невыполнение нормативов Н2 и Н3 (по Инструкции Банка России от 16.01.2004 г. № 110-И — нормативы ликвидности банка) обусловлено сложной экономической ситуацией, возникшей на финансовых рынках страны. В связи с чем, в октябре и ноябре 2008 года банк испытывал проблемы с ликвидностью. Сложившуюся ситуацию также усугубили следующие факторы: отток денежных средств со счетов клиентов — юридических и физических лиц; снижение объемов поступлений денежных средств; задержка платежей банками плательщиков в адрес клиентов банка. Несмотря на предпринимаемые банком меры по поддержанию ликвидности, данные обстоятельства привели к дисбалансу активов и пассивов по срокам размещения и погашения и в результате к невыполнению нормативов Н2 и Н3. В акте проверки регулятор банковской системы подробно, руководствуясь всеми своими положениями и инструкциями, рассмотрел все финансовые показатели и значения банка и не отметил выдачи сомнительных кредитов. Проверка проводилась в актуальный для кредитной организации период тогда, когда ГК «АСВ» свои выводы сделала спустя 5-6 лет после отзыва у банка лицензии и прекращения рядом заемщиков погашения кредитов.
В своем заявлении конкурсный управляющий указывает, что несмотря на наступившие сроки погашения ссудной задолженности, обязательства должниками не исполнены. С момента отзыва лицензии по выданным ссудам и процентам за их пользование заемщиками задолженность не погашалась. Следовательно, данное обстоятельство указывает, что обязательства исполнялись заемщиками надлежащим образом до отзыва лицензии у Банка.
Как следует из материалов дела, конкурсным управляющим были поданы в Арбитражный суд г.Москвы исковые заявления о взыскании ссудной задолженности с заемщиков Банка. Предъявленные иски удовлетворены судом. Исполнительное производство окончено актами о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительные документы возвращаются взыскателю (о невозможности взыскания) в связи с отсутствием у должников имущества, на которое может быть обращено взыскание и отсутствием должников по адресам местонахождения.
Вменение конкурсным управляющим ответчикам в вину неисполнение обязательств по займам заемщиками Банка неправомерно, руководители Банка не могут нести ответственность за невозвращение займа. Норм, которые бы позволяли осуществлять взыскание непогашенной заемщиками задолженности за счет членов коллегиального органа управления банком положениями статьи 71 Закона об акционерных обществах не предусмотрено. Поэтому доводы конкурсного управляющего об ухудшении финансового положения банка за счет выдачи спорных кредитов применительно к разрешению вопроса о взыскании убытков с членов коллегиального органа управления банка несостоятельны, поскольку не свидетельствуют о сознательной деятельности конкретных членов Правления банка по доведению банка до неплатежеспособного состояния за счет предоставления заведомо безнадежных кредитов, равно как и не позволяет говорить о том, что невозврат кредитов указанными заемщиками является единственной причиной финансовой несостоятельности банка.
Таким образом, конкурсным управляющим не доказано наличие состава правонарушения (неправомерного деяния и вины) в действиях ответчиков. Согласно ст. 68 обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами. Ответчиком не представлены в обоснование своих доказательств Положение о кредитных комитетах банка, приказы о составе этих комитетов, полномочия этих комитетов.
Вместе с тем, на основании указанных документов необходимо судить о полномочиях лиц, чьи подписи имеются в спорных протоколах заседания Комитета по предоставлению кредитов юридическим лицам в рамках стратеги банка. Для юридического статуса документа — Протокол должен содержать все визы — подписи всех участников. В материалах дела отсутствуют юридически значимые и имеющие юридическую силу протоколы правления банка, а также протоколы заседания кредитных комитетов. Сами подписи лиц, в дальнейшем сфальсифицированного документа — протокола заседания комитета по предоставлению кредитов юридическим лицам в рамках стратегии Банка не порождает никаких правовых последствий, для подписавших, так как протокол не обрел форму необходимую для придания правового статуса документа и порождения правовых последствий.
В материалах дела также отсутствует какая-либо информация относительно Комитета по предоставлению кредитов юридическим лицам в рамках стратегии Банка (положение, приказ о создании, а также о количественном составе). Кроме того, конкурсным управляющим не доказан состав Комитета по одобрению кредитов в рамках стратегии Банка.
Судом отклоняется ссылка конкурсного управляющего на то, что согласно ответам налоговых органов, бухгалтерская отчетность 7 заемщиков (ООО «Стройстиль», ООО «Партнер», ООО «ЛайтСервис», ООО «Биплан», ООО «ТехноПрогресс», ООО «Аварком», ООО «ВинКом»), представленная в Банк, не соответствует отчетности в налоговых органах, ввиду ее несостоятельности. Как установлено судом, все необходимые действия в соответствии с действующим законодательством были проведены. Запрашивать данные из налоговых органов и сравнивать с документами, представленными для кредита, не были возложены на ответчиков. Ссылка заявителя на Письмо Банка России №43-Т от 04.04.2011 «О некоторых вопросах оценки качества ссуд» также несостоятельна, поскольку данный документ был издан белее чем через 3 года после рассматриваемого периода.
Так, Банк России в своих Положениях разъясняет, что бухгалтерскую и налоговую отчетность для оценки кредитного риска в банк предоставляет заемщик. Ни нормами законов, ни указаниями в Положениях Банка России не предусмотрено, что отчетность заемщиков должна быть представлена из налоговых органов. В соответствии со ст. 10 Федеральный закон от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» содержание регистров бухгалтерского учета и внутренней бухгалтерской отчетности является коммерческой тайной; лица, получившие доступ к информации, содержащейся в регистрах бухгалтерского учета и во внутренней бухгалтерской отчетности, обязаны хранить коммерческую тайну; за ее разглашение они несут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации. Подпунктом 8 п. 1 ст. 32 Налогового кодекса РФ предусмотрена обязанность налоговых органов соблюдать налоговую тайну и обеспечивать ее сохранение. Получение банком бухгалтерской и налоговой отчетности заемщиков из налоговых органов является нарушением перечисленных норм закона, в связи с чем, не может вменяться ответчикам в вину несопоставление полученной от заемщика и заверенной им же финансовой отчетности с находящимися в налоговом органе данными ввиду отсутствия самой такой возможности. Возможность получения заявителем отчетности заемщиков из налоговых органов обусловлена наличием полномочий, предоставленных законом ГК «АСВ» как конкурсному управляющему. У кредитной организации в рамках текущей хозяйственной деятельности такие полномочия отсутствуют. Содержащиеся в кредитных досье документы в полном объеме и исчерпывающе свидетельствуют о финансовом состоянии потенциальных заемщиков и являются достаточными для принятия решения по выдаче ссуды.
Судом установлено, что ответчиками заявлено о применении срока исковой давности по заявлению конкурсного управляющего. В соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В соответствии с п. 1 ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года. В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. В соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Пунктом 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июля 2013 года N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» разъяснено, что в случаях, когда требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении.
С учетом специфики ведения дел о банкротстве, в силу положений статей 126, 127, 129 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлениям о взыскании убытков начинает течь с момента назначения конкурсного управляющего и передачи ему соответствующих документов. Следовательно, заявитель должен был узнать о возможности обращения в суд с требованием о взыскании убытков после возникновения у него статуса конкурсного управляющего и передачи документов должника. Решением Арбитражного суда г. Москвы от 20.03.2009 г. АКБ «МЗБ» (ЗАО) признан несостоятельным (банкротом), в отношении Банка открыто конкурсное производство, функции конкурсного управляющего возложены на ГК «Агентство по страхованию вкладов».
Таким образом, срок исковой давности по требованиям о взыскании убытков начал течь не позднее апреля 2009 г., в то время как заявление о взыскании убытков поступило в арбитражный суд лишь 20 марта 2014 года, то есть за пределами срока исковой давности.
В соответствии со ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Исходя из вышеизложенного, суд отказывает конкурсному управляющему АКБ «МЗБ» (ЗАО) – ГК «АСВ» в удовлетворении заявления о возмещении убытков в сумме 2 251 459 000 руб.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 32, 60, 126, 127, 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. ст. 15, 53, 195, 196, 199, 200, 819 ГК РФ, ст.ст. 13, 64-68, 71, 176, 184-186, 223 АПК РФ,
суд ОПРЕДЕЛИЛ:
Отказать в удовлетворении заявления конкурсного управляющего АКБ «МЗБ» (ЗАО) – ГК «АСВ» о возмещении убытков в сумме 2 251 459 000 руб.
Определение может быть обжаловано в течение 10-ти дней в Девятый Арбитражный апелляционный суд. Председательствующий – судья А.А. Сафронова

4 комментариев
  1. Кирилл Евгеньевич

    Скорее всего, в течение 30 дней, должны в судебном порядке взыскать указанную в официальном решении сумму, которую вам и выплатят. Однако, это, смотря, что конкретно написано в решении первой инстанции.. Даже в случае неплатежеспособности учреждения, потребитель получит компенсацию из резервного фонда, только не более 20 тыс. кажется

  2. Антон

    Обратился в суд с иском по вопросу долларового депозита, только представьте – 4 раза переносили слушание! Слава Богу, выиграл суд, так теперь банк деньги не отдает — говорит, что будет подавать апелляцию!
    Уже год жду свои деньги, добровольный срок на оплату прошел, теперь банк должен и суду штраф платить, у меня вопрос, когда я деньги получу?
    Подскажите, как вернуть свои деньги и может ли так поступать банк, если решение суда уже вступило в силу?

    1. Алексей

      У вас хотя бы представители банков, что-то отвечают, у меня история такая – мало того, что банк не отдает деньги, так еще и подали иск о разъяснении решения суда???? А потом еще и о пересмотре полученного мной заочного решения??? И все это за моей спиной, уже после вынесения решения первой инстанцией!

  3. Сементин Юрий

    Спустя пять лет после заключения договора конечно яснее, какая из фирм является надёжной, а какая — нет. Конкурсный проявил чудеса проницательности в данном деле, даром что его АСВ спонсировало.
    Мне кажется, вывод напрашивается сам собой: больше бумаги — чище… совесть единоличного управляющего органа и учредителей. Поздравляю юристов!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заказать звонок